Родом из Зоны - Форум
Четверг, 08.12.2016, 23:03
Поздорову, Турист | RSS
Главная | Родом из Зоны - Форум | Зарегистрироваться в Зоне | Зайти в Зону
Новые Локации Зоны

ПДА



Привет, бродяга! Рад что ты жив, да еще и заглянул к нам на огонек! выполни вход или зарегистрируйся

Отвечай!
Что насчет форума?
Всего ответов: 475

Поиск

Выбор оружия

Выбор брони

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Новости ФРПГ
  • Идет 2018 год, 12 лет как Зона возникла
  • Параноик несет грешникам таинственный кейс
  • Cталкеры под руководством волка захватили атп
  • На деревню новичков совершили набег бандиты
Страница 1 из 11
Форум » Литература » Фан-фики » Родом из Зоны (Пишу небольшой сборник рассказов. Оцените.)
Родом из Зоны
TihonovBOSSДата: Суббота, 04.07.2009, 08:14 | Сообщение # 1
Первая ходка
Группа: Одиночки
Сообщений: 1
Инвентарь: 3
Репутация: 0
Статус: Offline
Уже довольно давно возникла идея написать сборник маленьких, фрагментарных рассказов, а после прочтения "Зарисовок из Зоны" и "Рукописей отчужденых" я ешил все-таки написать этот сборник. К тому же у меня уже есть как минимум 5 рассказов, дописанных полностью. КРоме "Исповеди Зверя", "Скорбящего камня", и отредактированной версии (читабельной) "Агонии совести", туда войдут и два рассказа, которые я предлагаю вам прочитать и оценить. Если есть какие-то ошибки - пишите в этой теме, или на мыло. Заранее благодарен.

Вечер на Милитари

Делай, что должен. Свершится, что суждено.
Марк Аврелий

Вечер был на редкость паршивым. Накрапывал дождь. Свирепый, пробирающий до костей ветер кидал холодные капли в лицо, и даже надвинутый на лоб полог капюшона не спасал.
Я глубоко вздохнул, и провел ладонью по забрызганному грязью лицу. Ходка была та еще. Сначала мне пришлось спасаться от кровососов, которых Свободовцы согнали с насиженных мест. Потом была стычка с хантерами, из которой я вышел победителями, а вот двум молодым мародерам крупно не повезло. Одного любителя легкой наживы я ранил в живот, второго – в ногу. Чтож, они знали, на что шли.
Ветер внезапно стих, и дождь усилился. Тяжелые, словно свинцовые грузила, капли, срывались с черных, клубящихся туч, и барабанили по мешковатому капюшону.
Осмотревшись, я поднес к глазам бинокль, и принялся наблюдать за своими противниками. Двое раненых мной мародеров все еще сидели под скрученной в штопор сосной. Я ведь не зверюга – оставил им аптечки и бинты, помог перебинтовать раны, и напоследок пригрозил, чтобы даже не вздумали меня преследовать. Видимо, они вняли совету.
По себе знаю, как это сложно – не стать мародером, не опуститься до уровня отморозков со свалки. Сам когда-то начинал гоп-стопом на кордоне. Вот и их научил.
Черт. А ведь тот, у которого я отобрал автомат, мог и выстрелить...
Двое новичков не вели меня, как это заведено у подконтрольных законникам шаек. Они даже не пытались просчитать мою реакцию – напали в лоб. Хотя нет, все-таки была у них засада. Нет, назвать лежку у самой дороги засадой у меня язык не повернется. Но ведь мог же один из них меня пристрелить. Слава Зоне, я оказался проворнее – заметил противника раньше и как заправский ганфайтер выстрелил по направлению взметнувшегося из травы человека. Потом успокоил второго. С кровососами было проще. Тех я прикончил, чтобы не шли по моему следу, а убить новичков не позволяла совесть.
Нет, не идут. Поняли, наверное, на кого нарвались, и теперь сидят смирно, дожидаясь, пока я отойду на оговоренное расстояние, чтобы продолжить путь. А мне следует идти как можно быстрее. Смеркается. Час-полтора, и вокруг будет сплошная темень.
По опыту я знаю, какими бывают ночи на Милитари, и предпочитаю не оставаться здесь. С одной стороны полно аномалий, и наступить в темноте на какой-нибудь трамплин не очень-то хочется. С другой стороны все те же мутанты. Но есть варианты похуже – Свободовцы, наемники или двое сосунков, которых я так и не смог прикончить.
Свободовцы могут открыть огонь просто потому, что никто не обучал их вежливости. Наемники – из осторожности. Бывали такие случаи, что эти «орлята», как в шутку называл их Сидорович, расстреливали целые группы просто из опасения. Остаются двое молодых хантеров. Эти вряд ли пойдут по моему следу. Во-первых, я за этот час уйду так далеко, что им меня никогда не догнать, а, во-вторых, с такими ранениями они просто не смогут меня преследовать. Вот например тот рьяный автоматчик, чей АКС сейчас болтается у меня на правом плече, еще несколько дней будет ходить с трудом – пуля в живот, все таки. Второму проще, но все же.
Как бы то ни было, темнело. Нужно было поторопиться. Если не дойду до «Ста рентген» к ночи, придется останавливаться на открытой местности, а в этом мало приятного.
Надо торопиться...
Я убрал бинокль обратно в рюкзак, поправил ремни автоматов. И начерта я забрал у этих малолеток калаш. Только зря четыре килограмма метала с собой переть. Шел вед с МП5, и думал, что налегке. Надо было просто разрядить оружие этих фрименов, и отправить их восвояси.
Стоп, хватит ныть. Надо сказать самому себе «перестань», и продолжать путь.
Я оглядел цевье старенького автомата. И где его этот молокосос урвал. Серийные номера спилены, так что наверняка ствол паленый. Но не его. По всему видно, мародер был новичком, а АКС таскали по зоне без надлежащего ухода несколько месяцев.
Я пристально посмотрел на приклад. Поверх облупившейся краски виднелись полосы, словно прочерченные гвоздем – следы от когтей кенгов. Видимо, парень снял автомат с покойника, которого предварительно обглодали мутанты. Скорее всего.
Поправив ремни, я шагнул вниз с холма, постепенно теряя из виду сидящих у одинокой сосны новичков.
Долина, простирающаяся между двумя холмами, была заполнена серым, плотным туманом, который под струями дождя становился еще гуще. К тому же здесь властвовала тьма. Давно ушедшее за горизонт солнце было отделено от долины вереницей холмов, и мне на мгновение показалось, что стемнело просто-таки стремительно. Нет, всего лишь показалось.
Натренированный взгляд сразу уловил шевеление воздуха у самого дна оврага, и я аккуратно обогнул аномалию. Вот единственное, чем мне нравится дождь – аномалии под дождем становятся видны гораздо лучше. Может быть, именно поэтому наемники совершают рейды исключительно в такую погоду.
Тьфу-ты, сплюнь. Еще накаркаю.
Я принялся крутить головой из стороны в сторону. Давно забытое правило вольного ходока напомнило о себе.
Все, ладно. Перестаю паниковать. Ведь не появляются же, в конце-то концов, монолитовцы, когда я вспоминаю об их клане.
Вспомнилось второе правило – никогда не думать о плохом без надобности. Говорил мне это еще Призрак. Уверял, что если думать о плохом без веской на то причины, зона материализует мысль по своему усмотрению, и с тобой случается несчастье. Не скажу, что я суеверный, но все таки место располагает к подобным рассуждениям.
На всякий случай я снял трофейный калаш с предохранителя, а МП5 передвинул к груди, чтобы в случае опасности отреагировать. Не зря меня назвали Вестником. Всегда предугадывал выбросы, и считал, что лучше «пере», чем «недо». Поэтому и жив.
Хотя, с выбросами нет никакой мистики. Просто меня с полгода назад подстрелили фанатики «Последнего дня», и теперь перед каждым выбросом место ранения начинает ныть. Неприятно, конечно, но полезно. Своеобразный детектор аномалий. Как там было в анекдоте про продажу котенка? «Встроенное урчало», вроде бы. Вот так и у меня.
Я замер. Не стоило так расслабляться. Отогнав посторонние мысли, я достал из кармана болт, и кинул его перед собой. Кусок металла приземлился в метре передо мной без особых проблем.
Вроде бы все нормально. И все равно что-то не давало успокоиться. Может быть этот дождь, от которого мои следы так отчетливо видны, а обзор ограничен? Может причина в чем-то другом. Да и не в этом дело.
Я просто чувствовал, что близится что-то очень нехорошее. А когда я говорю «нехорошее», то это обычно случается. Но это так – для справки.
Интуиция сейчас и действительно колотилась в рассудок, требуя повернуть.
Но что могло случиться? Аномалии? Да какие тут аномалии. В дождь почти все аномалии видны как на ладони. Тогда что?
Кончики пальцев неприятно закололо. И, все-таки, что-то не так.
Я оглянулся. Сзади меня, там, где к пепельно-серому небу взбирались черные монолиты холмов, уже ничего нельзя было разглядеть. Туман, наполнивший долину, который и без того пугал до дрожи, теперь стал зеленовато-черным, и принимал сейчас самые причудливые формы, а ветер, завывая в сваленных на дне долины трубах, напевал грустную песню.
Печальный вой, напоминающий рев чернобыльского пса, переходил в шепот, и мне казалось, что тысячи призрачных фигур, обступая со всех сторон, пытаются что-то мне сказать.
А потом впереди, метрах в трехстах, возникла фигура человека в таком же, как у меня, балахоне. В схожем, но не таком же. Рукава дождевика были более чем метровой длины, и напоминали скорее крылья огромной черной птицы, а капюшон так сильно нависал на глаза, что лица незнакомца и вовсе не было видно.
Правой рукой я ухватился за рукоять АКС, левой за МП5, и, скрестив стволы, развернулся в сторону странного человека. А человека ли?
Покажись он сзади, я мог бы просто уйти. Уйти, и проследить за ним как за теми двумя мародерами. Но он шел прямо на меня, и я должен был действовать.
-Приветствую тебя, вольный ходок. – Странный человек поднял правую руку, вытягивая рукав одеяния из густой массы тумана.
Сейчас он больше чем прежде напоминал мне странную, уродливую птицу, размахивающую огромными крыльями.
-Ты кто? – Пальцы легли на курки, и ствол пистолета-пулемета уперся в цевье АКС.
-Меня зовут Баюн. – Странный человек приблизился. – А как твое имя, сталкер?
-Почему ты ходишь ночью по Зоне? – Ответил я вопросом на вопрос.
-Мое время – ночь. – Он сделал еще один шаг, огибая небольшую «Карусель».
Грамотно. А вот я не заметил этой аномалии. А я в Зоне уже четыре года. Как я не увидел аномалию, а этот человек так легко ее миновал? А может он вовсе не человек? А кто тогда.
Ну сам подумай. – твердил разум. – капюшон, походка, нечеловеческие возможности. Это явно излом.
-Что значит «твое время»?
-Я не хожу по зоне днем...
Мне внезапно вспомнился рассказ Призрака об изломах. Он говорил, что эти мутанты очень похожи на людей, но вместо одной из рук у них огромная гипертрофированная конечность , которую мутанты успешно скрывают под просторными плащами. Пользуясь тем, что сталкеры принимают их за людей, изломы подбираются к одиноким ходокам, и ждут, пока те отвернутся, а потом одним ударом сносят голову. Призрак рассказывал, что время охоты изломов – ночь, так как ночью менее заметны их отличия от людей.
-Ночь, говоришь?
Палец на курке калаша заерзал. Я прекрасно понимал, что если передо мной излом, нужно стрелять. А вдруг это сталкер? И где мой принцип «лучше «пере», чем «недо»»?
Надо стрелять. Надо стрелять пока эта зверюга не разрубила меня пополам.
А если я утрирую? Если это всего лишь человек в балахоне. У страха ведь, как говорится, глаза велики. Ладно, немного подождать можно. Если он излом, то что-нибудь обязательно у меня попросит. Вот тогда я испущу курок.
-Да, брат-сталкер, ночь. Днем суета – мутанты, анархисты. Ночью – другое дело. Все сталкеры боятся ходить по зоне ночью, а я наоборот люблю. Душа у меня такая.
Незнакомец согнул левую руку, и я увидел побледневшую кожу запястья. Вполне человеческого запястья.
Черт, что это со мной. Вестник, соберись!
-А ты, я вижу, с рейда?
-С рейда. – Я все еще не опускал оружие, но собеседника это похоже мало заботило.
-Не поделишься аптечкой? У меня тут брата недалеко ранило, а ты все равно уже назад идешь. Я заплачу...
Вот этого я и ждал. Он попросил, как просит излом.
Когда вторая конечность незнакомца взметнулась вверх, я нажал на курок. Приклад МП5 ударил в плечо, и тут же выстрел из АКС компенсировал удар.
Две пули влетели странному собеседнику под капюшон, и в разные стороны брызнули фонтанчики кажущейся в сумерках черной крови.
Тело существа кулем свалилось на траву, и я тут же шагнул к нему. Откинув в сторону полы плаща, я уставился на окровавленные руки покойника – вполне человеческие руки.
В правой он сжимал пачку пятисотрублевых купюр, а на левой светилась голубоватая подсветка прикрепленного на запястье ПДА. На экране виднелась надпись:
«Погиб сталкер: Баюн. Милитари. Огнестрельное в голову»...

Добавлено (04.07.2009, 08:14)
---------------------------------------------

Самая длинная ночь

Когда взгляд цепляется за редкий луч света в ночной мгле городских подворотен, все они устремляют свои взоры туда... Никто еще не проходил через город с включенным фонарем. Это было равносильно плаванью голышом в заводи, кишащей акулами.
А он шел...
Сталкер медленно двигался по темной улице, и с каждым новым шагом луч резал тьму справа-налево и обратно, словно световой меч рыцаря-джедая из старого фильма.
Доигрался. Он даже не успеет понять, что случилось...
Снайпер, сидящий на крыше пятиэтажного дома, прильнул к стеклу найтвизора. Как он и думал, за бедолагой уже увязалась парочка зомби. Что теперь сделает сталкер? Как поступит?
Громыхнул выстрел.
А вот это ты зря парень. Твои пули мертвякам как слону щекотка. Бежать надо, бежать.
Вновь рявкнул автомат.
Или у сталкера внизу кончались патроны, и он старался отсрочить неминуемую гибель, или же он просто не хотел расходовать боеприпасы.
Ну-ну. Мертвому они тебе нужнее будут.
Снайпер отложил найтвизор, оглядел лежащую рядом СВД, и вновь переключился на созерцание окрестностей.
Автомат человека, шедшего через ночную Припять, смолк. Либо бедолага погиб, либо внял совету, и бросился наутек.
В этот момент внизу, на первом этаже девятиэтажного комплекса, рванула растяжка. Багровое облако на мгновение осветило того самого бедолагу, и над Мертвым городом разнесся гулкий хлопок, тысячекратно повторяясь. Звук клокотал в каждом доме, за каждым провалом окна, превращаясь в подобие оваций многотысячной толпы. Идущий на смерть приветствует тебя, Припять...
Снайпер глубоко вздохнул. Это был уже четвертый ходок за сегодня. Первого он снял еще до обеда, когда тот пытался пройти по окраине города и выйти к площади Ленина, откуда до ЧАЭС рукой подать.
Умник был жестоко наказан пулей в грудь...
Второй сталкер нарвался на поставленную предыдущей сменой растяжку, и почти до полуночи зомби слизывали с асфальта останки неосторожного визитера.
Третий попал в перекрестье прицела совсем недавно, буквально пятнадцать минут назад. Шел он грамотно, не включая свет, и ничем не выдавая свое присутствие. Чувствовалась выучка. Так бы и дошел, но снайпер оказался быстрее и точнее. Когда первая пуля высекла искры в сантиметре от ходока, тот потянулся к ВСС, но не успел...
Припять. Десятки бетонных монолиток следят за путниками черными глазницами окон. Люди давно покинули этот город, и на их место пришли совсем другие существа.
Сидящий на крыше снайпер никогда не чувствовал этот город своим. Жуткое ощущение не покидало его, когда он оказывался здесь. Здесь, в Припяти...
Тебе постоянно чудятся чьи-то тени. Ты слышишь каждый шорох, а полутьма подвалов и канализационных люков двигается в такт твоим шагам, словно нечто незримое, но опасное дышит под толщей асфальтового полотнища. А потом Зона рисует на этом полотнище кровь...
Зона начертала кровавые линии и сейчас. Сталкер, так неразумно использовавший фонарь, попытался укрыться от зомби в здании, но командир вчерашней смены знал, где ставить растяжку. Игрался со сталкерами как с лабораторными крысами в лабиринте.
Стрелок, засевший на крыше, никогда не понимал таких людей. Еще в детстве он усвоил, что все люди делятся на две группы – тех, кто любит причинять зло, и тех, кому это зло причиняется. Командир предыдущего дозора был среди тех, кого снайпер назвал «первыми».
-Говорит Капитан. Перекличка.
-Юнга на связи. – В переговорном устройстве раздался веселый смешок.
-Двести шестой слушает.
Снайпер поднес ладонь к гарнитуре переговорного устройства, и проговорил:
-Боцман с вами. Капитан, я не вижу мертвяков. Проверьте, что там.
-Понял, Боцман. Принято. Двести первый, проверь место фейерверка.
-Понял вас, меняю позицию... – В непроглядной черноте что-то двинулось, и вскоре снайпер увидел фигуру своего напарника.
Монолитовец стоял на крыше невысокой пристройки, глядя вниз.
-Никаких жмуров. – Наконец сообщил он. – Кто их видел?
-Ну, в кого-то же он стрелял? – Подал голос Боцман.
-Нет, здесь точно никого. – Фигура человека на пристройке дернулась, и тот, кого Капитан называл двести первым, выстрелил.
Натовская винтовка дернулась, и отрывистый росчерк огня озарил тусклую картину.
-Что у тебя? Двести первый, ответь. – Боцман схватил «найтвизор», и принялся разглядывать крышу пристройки.
Никого не было видно.
-Двести первый, куда ты пропал!?
Ответа не последовало. Мертвая тишина замеревшего города отозвалась нестерпимым звоном, и до Боцмана долетел чей-то окрик:
-Вижу его!
Испуганное эхо заметалось от дома к дому, и через мгновение уже не понятно было, кто кричал.
Это Юнга, не выдержавший молчания, заголосил, и покинул позицию.
-Куда?! – Прошипел со злостью Капитан. – Стоять, тварь!
Но молодой сектант его не слушал. Он перебегал от одного участка крыши к другому, и наконец упал рядом с Боцманом.
-Он там, Боцман, там. – Парень указал в сторону пристройки. Где только что пропал Двести первый.
-Кто? – Холодный тон Боцмана заставил Юнгу поежиться. – Серёга, ты чего. Ты не видел, разве?
Боцман вопросительно поглядел на новичка. Этого сталкера в клане Монолит знали под прозвищем Шустрый, а командир расчета, каждый раз перед выходом дающий своим бойцам позывные, нарек его юнгой. Так и прижилось...
-Капитан, это Боцман. – Проговорил он в переговорное устройство. – Капитан, ответь. У нас непредвиденная ситуация. Шустрый засек что-то внизу, и это не мертвяки.
В динамике несколько секунд шипели помехи, после чего раздался голос командира группы:
-Понял. Сейчас проверим. Что с Двести первым?
-Пропал. – Боцман глубоко вздохнул. – Капитан, прошу разрешения сменить позицию.
-Разрешаю. Тишина в эфире.
-Понял вас. Тишина. – Боцман отключил рацию и пристально посмотрел на Шустрого.
Паренек был чем-то напуган, и это были явно не зомби и изломы, коих по Припяти всегда бродило великое множество. Не кровосос даже, и не химера. То, что он за метил, было настолько пугающим, что при виде Юнги даже опытному Боцману стало не по себе.
Не надо было брать новичка с собой в дозор. Капитан ведь предупреждал лидера клана, что нервы сдают у каждого третьего. Как бы молодой сталкер не стал тем самым третьим.
Боцман отложил «найтвизор», откинул рукав куртки, и на грязном дисплее ПДА высветилось время – два часа ночи - а это значит, что на сегодня их дежурство закончено. Значит, что теперь они вернутся на эти крыши лишь через неделю, чтобы всю ночь отстреливать идущих к священному монолиту сталкеров.
Боцман глубоко вздохнул. Их смена закончилась. Теперь спать.
-Не так страшен черт, правда, Шустрый. – Монолитовец ободряюще присвистнул. – Нас сейчас сменят, собирайся.
Он обернулся к испуганному Юнге, но крыша была пуста...

Жду комментариев и пожеланий.

 
Форум » Литература » Фан-фики » Родом из Зоны (Пишу небольшой сборник рассказов. Оцените.)
Страница 1 из 11
Поиск:

Мини-чат

Copyright MyCorp © 2016 Design by St@tiX
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz